БЕСПЛАТНАЯ
КОНСУЛЬТАЦИЯ

Ваши контактные данные не будут переданы третьим лицам!

ИЗМЕНЕНИЯ В ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РФ – НА ЧТО И КАК ОНИ ПОВЛИЯЮТ (часть первая)

Эта запись была сделана в Обслуживание в Март 2, 2015 admin

7c80e6e20a

С 2013 года государством проводится масштабная реформа гражданского законодательства. Даже если не вникать в особенности регулирования тех или иных правоотношений (взаимоотношений людей и компаний между собой в рамках правового поля), то современный предприниматель так плотно встроен в правовую систему государства, что многие вносимые изменения просто не могут не отразиться на его жизни и профессиональной деятельности.

Если первоначально законодатель планировал внести все изменения в Гражданский Кодекс Российской Федерации (ГК РФ) одновременно, фактически введя в действие новый документ, то потом концепция изменилась, и поправки в законы стали вноситься отдельными большими блоками.

 

Первый большой блок поправок в ГК РФ введен в действие с 1 марта 2013 года, и включает в себя такие существенные изменения, как установления принципа добросовестности в гражданском праве, запрет на обход закона с противоправной целью, включение решений собраний в перечень юридически значимых фактов, отмена государственной регистрации большинства сделок с недвижимым имуществом, введение возможности возмещения ущерба, причиненного правомерными действиями органов публичной власти и их должностных лиц,  и многое другое. Предлагаю рассмотреть эти поправки подробнее и постараться предположить степень их влияния на деятельность бизнесмена.

 

1. Принцип добросовестности означает, что участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и исполнении гражданских обязанностей. Предусмотрено, что недобросовестное, равно как и незаконное, поведение лиц не может приносить им какие-либо преимущества. Так, например, профессиональный исполнитель, которым всегда является  компания (салон) по оказанию каких-либо услуг, никогда не вправе ссылаться на ненадлежащее состояние и содержание какого-либо оборудования, расходных материалов или ненадлежащее исполнение своих обязанностей сотрудниками этой компании. Если исполнитель услуг (компания, салон), представит клиенту оборудование, материалы или специалиста ненадлежащего качества (квалификации), то это как раз и будет считаться нарушением принципа добросовестности со стороны оказывающей услуги компании при исполнении договора возмездного оказания услуг, и ссылаться на ненадлежащих поставщиков или работников в данном случае никто не позволит. Все ограничения, недопущения и запреты, которые могут всплыть при оказании столь специфических услуг как услуги красоты, исполнитель обязан знать и учитывать.

При обосновании данного подхода суды среди прочего указывают на то, что никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного поведения. Так, если законом предусмотрено обязательное заключение договора на оказание определенных услуг, то оказание услуг без заключения договора в предусмотренной законом форме не влечет право исполнителя на получение с клиента оплаты за оказанные услуги. То есть, если, например, для оказания определенного набора услуг требуется лицензия, то оказание подобных услуг без лицензии, помимо ответственности, предусмотренной административным законодательством, также лишает исполнителя права требовать оплаты за оказанные услуги, даже если они оказаны надлежащим образом, поскольку его поведение будет расцениваться как недобросовестное.

Сюда же можно отнести и требование стороны по договору признать незаключенным договор, фактически исполненный другой стороной. То есть при несоблюдении формы договора (например, заключения его в форме устной договоренности, а не требуемого единого документа, подписанного обеими сторонами), сторона договора (исполнитель или клиент) не вправе ссылаться на то, что договор не был заключен, и на этом основании отказываться от встречного его исполнения (например, оплаты оказанных услуг). Но, опять же, принимая во внимание сказанное в предыдущем абзаце, услуги должны быть оказаны надлежащим образом, с соблюдение всех необходимых требований, поскольку в ином случае решать – кто из сторон поступил более недобросовестно будет суд.

Ко всему сказанному можно добавить, что ГК РФ установлено, что добросовестность участника гражданских правоотношений предполагается по умолчанию. И если сторона спора хочет сослаться на то, что другая сторона поступила незаконно и недобросовестно, она должна это доказать.

 

2. Запрет на обход закона с противоправной целью. Звучит устрашающе. На самом деле правовая природа этого института достаточно противоречива и часто даже судами понимается как притворная сделка, то есть сделка, имеющая своей целью прикрыть другую (классический пример – дарение вместо купли-продажи). Но здесь сторона сделки имеет своей целью достигнуть именно того результата, который и предусмотрен исполнением договора, но достигает этого результата незаконными действиями.

Например, лицо требует признать право собственности на нежилое помещение при том, что в действительности это помещение является жилым. Такие действия могут быть произведены с целью обойти требования закона при переводе жилого помещения в нежилое. Трудности и затраты, с которыми связана данная процедура, вполне могут сподвигнуть лицо на некоторые юридические хитрости. Так вот, теперь подобные хитрости суд будет рассматривать как попытку обойти закон, и отказывать в удовлетворении требований на этом основании. Подобным же образом суды теперь реагируют на требования о признании права собственности на самовольную постройку, если нет (и не было попытки получить) разрешения на строительство, или исковое заявление, фактически поданное с целью в последующем заключить мировое соглашение между сторонами судебного процесса, которое бы легитимизировало право одной из сторон на имущество, которое ей не принадлежит.

 

3. Решения собраний включены в перечень юридически значимых фактов в целях уточнения круга отношений, регулируемых гражданским законодательством.

В ГК РФ прямо закреплены отношения, связанные с участием в корпоративных организациях или с управлением ими.

Корпоративные организации – это как раз и есть разнообразные акционерные общества и общества с ограниченной ответственностью, в форме которых и существует большинство предприятий индустрии красоты.

В ГК РФ введено новое основание возникновения гражданских прав и обязанностей: решение собраний в случаях, предусмотренных законом. Хорошо, когда владелец бизнеса один и все принципиальные решения он принимает единолично. Тогда проблем  с их реализацией не возникает. Но когда владельцев бизнеса несколько, вот здесь то и могут понадобиться новые правила, установленные законодательством. До определенного предела принятие решений собственниками бизнеса не представляет затруднений. Когда приходиться много работать и строить компанию практически с нуля – тут не до разногласий. Но как только бизнес выходит на новый качественный уровень, и у каждого собственника появляются собственные, а зачастую и побочные интересы, очень трудно добиться прежнего единодушия.

Вот здесь и приходят на помощь новые нормы, которые указывают, что решения собраний не какой-то там междусобойчик, который можно и проигнорировать, а полноценный документ, обязательный как для лиц, принимавших участие в собрании, так и при определенных условиях для некоторых лиц (например, тех же участников общества с ограниченной ответственностью), в собрании участия не принимавших. И говорить потом, что решения собрания ему не известны, и поэтому выполнять он их не будет теперь никто не вправе. В этом принципиальное отличие решений собраний от сделок, которые создают права и обязанности только для участвующих них лиц (сторон), и ни для кого больше.

Соответственно, ГК РФ дополнен новым способом защиты гражданских прав: признанием недействительным решения собрания. Это абсолютно логично – если решение собрания становится обязательным для исполнения, то, как и любое обязывающее в чему-то незаконное  событие, его можно признать недействительным. Соответствующие положения вступили в силу 1 сентября 2013 года.

 

4. В одной из прошлых статей мы уже подробно разбирали принципы, на которых строиться приобретение недвижимого имущества. Одним из таких основополагающих принципов является государственная регистрация перехода права собственности. Ранее, до 1 марта 2013 года, государственной регистрации подлежал не только переход права собственности, как юридический факт, но и все сделки, на основании которых этот переход состоялся. Это договоры купли-продажи, дарения, ренты и пр. С 1 марта 2013 года такая  система двойной регистрации (прав и сделок) в отношении объектов недвижимости частично отменена. В этом есть логика. Ведь без правоустанавливающего документа (договора) переход права собственности состояться не может, потому что для этого просто нет оснований. А государственная регистрация – это всего лишь действие, подтверждающее признание государством состоявшегося перехода. Соответственно, непонятно – для чего государству дважды признавать совокупность юридических действий, ведущих к одному результату. Не сказать, что это намного упростило жизнь лицам, желающим зарегистрировать свое право собственности, порядок регистрации от этого не сильно изменился, но определенная правовая неопределенность была устранена.

Надо отметить, что с правилом об отмене государственной регистрации сделок с недвижимостью произошла интересная ситуация, над которой уже сломано немало копий в судах и юридической литературе, и которая еще даст о себе знать.

Дело в том, что это правило было изменено вскоре после вступления его в силу. Первоначальной его редакцией, которая действовала только два дня (2 и 3 марта 2013 года), предусматривалось, что правила государственной регистрации сделок с недвижимым имуществом, по договорам купли-продажи жилого помещения, купли-продажи предприятия, договорам дарения, ренты, и аренды недвижимого имущества, не подлежат применению к договорам, заключаемым после 1 марта 2013 года.

Еще до вступления в силу данной нормы ее возможные последствия, в частности последствия отмены регистрации аренды недвижимости, вызывали существенные сомнения у предпринимательского и юридического сообщества. Ведь переход права собственности на сданное в аренду имущество к другому лицу не является основанием для изменения или расторжения договора аренды. Соответственно, появились существенные опасения, что: во-первых, стала возможна сдача в аренду имущества, которое ранее уже было сдано в аренду другому лицу (двойная и тройная аренда). Ведь, поскольку само право аренды, в отличии от права собственности, государственной регистрации не подлежит,  достаточно сложно было бы отследить правовую судьбу имущества при недобросовестности его собственника. А во-вторых, еще более неприятная ситуация: сдача недвижимого имущества в долгосрочную аренду арендатору, при том, что собственник через короткий промежуток времени это имущество продаст, однако покупатель не будет уведомлен и осведомлен об обременении арендой проданного имущества. Вряд ли найдется владелец какого-либо предприятия (фирмы, организации), который хотел бы оказаться на месте хоть кого-нибудь из участников этой коллизии: нового собственника, или, не дай бог, арендатора. Все вышеуказанное повлекло возврат в  ГК РФ правил о государственной регистрации договоров аренды недвижимого имущества.

Таким образом, государственная регистрация договора аренды недвижимого имущества не применялась только 2 и 3 марта 2013 года. Но и в эти даты договоры аренды недвижимости активно заключались. Для устранения неясности в отношении последствий таких договоров Пленум Высшего арбитражного суда РФ (на то время высшая судебная инстанция по спорам в хозяйственной сфере) принял постановление, в котором указал, что к договорам аренды недвижимого имущества, которые заключены 2 или 3 марта 2013 года на срок не менее года и не зарегистрированы, применяются правила, касающиеся незарегистрированных договоров аренды недвижимости. То есть, такими договорами связаны лишь стороны указанного соглашения, что не позволяет арендатору затеять спор о своих правах с третьим лицам (например, с новым арендаторам или новым собственником недвижимого имущества).

Следует отметить, что в иных федеральных законах по-прежнему сохраняются нормы, обязывающие осуществлять государственную регистрацию некоторых видов договоров, и правило об отмене государственной регистрации сделок с недвижимым имуществом прямо на них не распространяется. Так, государственной регистрации, с момента совершения которой договор считается заключенным, подлежат договор участия в долевом строительстве жилья и договор ипотеки (залога недвижимого имущества).

 

5. Возможность возмещения ущерба, причиненного правомерными действиями органов публичной власти и их должностных лиц предусмотрена для случаев причинения ущерба личности или имуществу гражданина или имуществу юридического лица правомерными действиями органов публичной власти или их должностных лиц, а также иных лиц, которым государство делегировало властные полномочия.

Например, формально законными действиями органов предварительного расследования (суда) у компании изъято имущество, которое используется ей для осуществления постоянной профессиональной деятельности. Формально никаких нарушений нет: должностное лицо действовало в рамках своих полномочии, все необходимые документы были составлены в полном соответствии с требованиями действующего законодательства, нарушений закона не было никаких. Но компания тоже никаких правонарушений не совершила. Просто имущество было изъято в качестве вещественных доказательств, или по каким-либо иным законным основаниям. То есть все правы, никто ничего не нарушил, а убыток от такой законной деятельности может исчисляться многими миллионами и поставить крест на будущем бизнеса. Вот для таких ситуаций новые правила и введены. То есть, теперь, если орган государственной власти, либо должностное лицо такого органа издает правомерный (законный) акт, совершает правомерное действие установлена возможность требовать компенсации в том случае, когда этими действиями причинен материальный ущерб. Установлено, однако, что такое возмещение должно осуществляться только в случаях, предусмотренных законом. Это означает, что в иных законодательных актах, которыми регулируются те или иные публично-правовые отношения (то есть отношения, в которых государственный орган заведомо выступает в качестве требующей стороны), должно быть прямо прописано, что в случае, если законными действиями конкретного государственного органа или его должностного лица причинен материальный ущерб, лицо, которому причинен ущерб, вправе требовать компенсации.

До внесения изменений обязанность возмещать убытки на публично-правовые образования возлагалась только за действия, совершенные ими в качестве носителей властных полномочий, признанные не соответствующими закону.

 

 


Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять